Лого TVGuru.ru

Уилл Уитон о своем новом шоу на канале SyFy, политике гиков, и о том, что значит быть чудиком

  • 0
  • 2
  • 372

Поделись с друзьями:
Уилл Уитон о своем новом шоу на канале SyFy, политике гиков, и о том, что значит быть чудиком

Когда Уил Уитон заполняет налоговые декларации, в графе «род деятельности» он определяет себя как писателя и актёра. Видимо, потому что скромничает написать «икона гиков-эрудитов». Кривая карьерыУитона настолько же выдающаяся, насколько сложная в описании: Он снялся в подростковой драме «Останься со мной», сыграл спорного персонажа Уэсли Крашера в сериале «Звёздный путь: следующее поколение», а затем канул в безвестность на большую часть поздних 90-ых и ранних 00-ых.



Когда Уил Уитон заполняет налоговые декларации, в графе «род деятельности» он определяет себя как писателя и актёра. Видимо, потому что скромничает написать «икона гиков-эрудитов». Кривая карьерыУитона настолько же выдающаяся, насколько сложная в описании: Он снялся в подростковой драме «Останься со мной», сыграл спорного персонажа Уэсли Крашера в сериале «Звёздный путь: следующее поколение», а затем канул в безвестность на большую часть поздних 90-ых и ранних 00-ых.

Но в течение прошедшего десятилетия он стал пробным камнем аморфного образования, известного как культура гиков. Наиболее масштабным его полотном является твиттер, где на данный момент он имеет 2,6 миллиона подписчиков и куда регулярно выкладывает посты обо всём: от сетевого нейтралитета до настольных игр. Говоря о настольных играх, он также ведёт передачу, распространяющуюся по сети, на эту тему, под названием «TableTop», и в этом месяце Уитон получил рекордные 1,4 миллиона долларов от фанатов на продолжение своего шоу. Он постоянно появляется в Теории Большого Взрыва, озвучивает тонны анимированных шоу для гиков, написал полдюжины книг, ведёт свой блог – список можно продолжать очень долго.

И теперь, приближаясь к своему 42-му дню рождения, Уитон впервые заполучил собственное ТВ-шоу: «The Wil Weaton Project», которое дебютирует на SyFy этим вечером. Это что-то вроде шоу «The Soup» для чудиков: перед аудиторией в студии, он болтает обо всём: от реалити-шоу про паранормальные явления до мемов на сайте Reddit. Мы с Уилом обусловились переговорить о точках пересечения такого явления, как гики, и политики, шоу «Медиум из Лонг-Айленда» и кое-каких любопытных новостях, полученных им отНила Геймана.

Итак, по шкале от одного до «Боже, лишь бы только это поскорее закончилось!», как проходит твой пресс-день? В своём блоге ты писал, что ожидал его с опасением.
Знаешь, на самом деле всё идёт лучше, чем я предполагал. Пресса не виновата, что я чувствую себя так неловко, разговаривая о разных вещах. Мне нравится, когда моя работа говорит сама за себя и мне немного неуютно сесть и сказать, «Эй, вы, смотрите, как я крут, видите, чем я занимаюсь». Понимаю, что важной частью работы в сфере развлечений является оповещение людей о том, что твой проект процветает, и в подобной ситуации я горжусь своим шоу, возможностью рассказать о нём, но также присутствует и некоторая тревожность из-за того, что нужно вновь представать в роли общественного деятеля. Знаешь, вроде человека, который появляется на ТВ каждую неделю. Я по-прежнему немного нервничаю, и мне становится слегка не по себе, когда я думаю об этом.

Но если ты так встревожен общественной деятельностью, почему ты назвал шоу собственным именем?
Шоу было названо «The Wil Weaton Project» поскольку ничего другого в голову не приходило.

Да ладно.
Долгое время мы называли его «The Untitled Wil Weaton Project», так как мы не могли придумать название. Все варианты, что ни приходили в голову, были дурацкими. Они были либо слишком очевидными, либо чересчур манерными, либо донельзя милыми. А затем кто-то сказал, «Что если мы просто назовём шоу Безымянным Проектом Уила Уитона?». Телеканал не позволил бы нам использовать слово «Безымянный», но разрешил назвать его «Проектом Уила Уитона». Один из ребят, работающих на шоу, сказал, «Теперь им будет сложновато тебя уволить». (Смеётся)

Последние недели у тебя выдались прямо-таки безумными: дебют собственного шоу и рекордный успех в сборе средств среди зрителей на продолжение твоего же многосерийного интернет-проекта «TableTop».
Да, последний месяц или около того был причудливым, потому что я в последнее время словно существую в двух измерениях: я не могу поверить, что всё это происходит на самом деле, но и (Я также верю, что) будто бы сам каким-то невероятным образом всё вконец испорчу. Для меня очень важно быть благодарным за то, что у меня есть, ценить это и уважать доверие, оказанное мне людьми, пригласившими меня быть частью нашей команды.

Что ты подразумеваешь под словами «Наша команда»? Кто это «Мы»?
Команда мозговитых, креативных людей. Мне выпала честь время от времени становиться во главе стола и иметь возможность овладеть вниманием аудитории, когда люди прислушиваются к тому, что я говорю, и в такие моменты очень важно, чтобы мне было что сказать, и чтобы я ценил это.

Как эта команда, как бы она ни называлась, трансформировалась, и как менялась её роль с тех пор, как ты дебютировал в сериале «Звёздный путь»?
Она точно более обширна в демографическом плане, чем когда я был моложе, и, думаю, это во многом связано с тем, что моё поколение росло во времена, когда к нам относились, словно к чудакам, с которыми было что-то не так. К слову, понимаю, что нам не стоит зазнаваться, но, полагаю, мы можем по-настоящему гордиться собой, ведь мы создали мир, в котором сами теперь являемся творцами, так ведь? И нам повезло, что у нас есть такой лидер, как Джосс Уидон (режиссёр и сценарист «Мстителей»), который придумывает удивительные вещи.

В некотором смысле, считаю, мы разговариваем с нашими родителями и говорим им, «Видите, я не ошибался насчёт всех этих вещей», и обращаемся к самим себе в юности, «Смотри, всё будет хорошо». И одной из вещей, о которых я считаю себя обязанным встать и прокричать во весь голос, является наша потребность покончить с существованием входных барьеров в обществе. Нам нужно, чтобы люди прекратили заявлять, «Вам нужно пройти такой-то тест, если вы хотите прийти сюда и заниматься тем-то».

О каком таком тесте идёт речь?
Ну, например, стоят парень и девушка, они разговаривают с другим парнем, мы будем называть его Сторожем. И вот парень начинает, «Знаете, мне реально нравится «Зелёный Фонарь» (вымышленный персонаж из комиксов DC Comics). А Сторож такой, «Он крут, да? Мне тоже». А девушка, «Я обожаю Зелёного Фонаря! ». Ну а сторож такой, «Да неужели? Ну-ка, кто такой этот Зелёный Фонарь?». Понимаете? Случается такого рода фигня. И я уже столько раз говорил: «Когда ты являешься фанатом, главное – не то, что ты любишь, а то, как ты любишь. И никто не имеет права попрекать другого, «Ты не любишь комиксы по-правильному».

Я столкнулся с этим, когда Твиттер начал взрываться от популярности. И только потому, что я был там одним из первых, задолго до того, как действительно знаменитые люди завели там свои аккаунты. И все эти медиа-гуру по социальным сетям завязывали со мной разговор, и я стал понимать, что когда кто-нибудь говорит «Вот правильный способ пользоваться Твиттером», переводить это следует как «Вот так я смогу получить прибыль или обогатиться за счёт твоего пользования Твиттером». И я повторял людям, «Делайте по-своему, какая разница. Просто делайте своё дело».

И меня не беспокоит, что таким образом я ворошу улей. Некоторые люди обращаются ко мне, «У тебя могло бы быть так много подписчиков, если бы ты не говорил бы того или сего». Но плевать я хотел. Не то, чтобы я веду счёт. Но, знаете, если я буду отчуждать людей, думающих, что стоять рядом с прогулочным парком со штурмовой винтовкой в руках нормально, потому что это не запрещено, то мне и так не хочется, чтобы на меня подписывались такого рода люди, и мне глубоко без разницы, поддерживают ли они мою работу, потому что пошли они на хрен.

Когда речь заходит о подобных политических взглядах, нельзя не задаться вопросом: Каким образом ты собираешься использовать «Проект Уила Уитона» в качестве средства продвижения своих идеалов?
Что ж, в первую очередь, это – комедийное шоу, так что мы должны быть смешными. И одна из наших особенностей – мы никогда не огрызаемся. Мы никогда не бываем грубыми. Знаешь, ненавижу, когда люди приходят на «Комик-Кон» и (фотографируют фанатов в костюмах и) они такие, типа «Вау, Бэтмен что-то совсем перестал следить за собой». И я, типа, «Чудно, ок, браво. Ты действительно долго думал над этой строчкой. Сколько писателей тебе помогало?». Мне просто это не нравится. Не думаю, что это смешно.

Мы будем выделять вещи, которые обожаем, мягко высмеивать то, что должно быть мягко высмеяно, но главное – мы прославляем культуру чудиков, нердов. Мы славим вещи, которые любим. Мы славим по-настоящему забавные мемы, полюбившиеся нам из Reddit, славим видео, которые обожаем, из Youtube. Я вот что скажу: за кого мы всерьёз возьмёмся, так это за сволочь из «Медиума из Лонг Айленда», потому что она использует, словно вещи, людей, которым действительно больно. И все, кто со мной знаком и представляют себе, каков я, знают, что я скептик, светский гуманист, популист и я привнесу эти ценности в своё шоу настолько, насколько это вообще возможно. Знаю, что мне влетит от канала. Знаю, что когда я сегодня отправлюсь на встречу с руководством, на меня накричат за мои слова о сетевом нейтралитете, потому что об этом не хотят слышать ни слова.

Ты говоришь о сетевом нейтралитете в тестовом выпуске шоу?
Нет, я просто болтаю об этом каждый день. Я знаю, что меня будут ругать за это. И, видишь, такова реальность жизни в мире, где я стараюсь жонглировать всеми этими вещами и обеспечивать их продвижение. Что я могу пообещать зрителям «Проекта Уила Уитона», так это то, что останусь верен этим идеалам, которые уже десять лет как выложены мной в сеть, за которые я сражался, которые, на мой взгляд, имеют исключительную важность. Если меня за это уволят, то ничего страшного, ведь мне нужно жить с теми решениями, что я принимаю.

Прямо перед началом нашей беседы, я видел, как ты отсылаешь твит. Был удивлён тем, как быстро ты справился. Ты когда-нибудь сидишь в раздумьях насчёт того, что собираешься написать, ведь тебя читает столько народа?
Нет, потому что когда человек начинает думать в этих рамках, теряется суть. Я не знаю, почему у меня столько подписчиков в Твиттере. Не понимаю. Я никакой. У меня тупые шутки; я пишу о хоккее, пиве и своих домашних питомцах.

Поскольку у тебя огромная аудитория, чувствуешь ли ты за собой ответственность двигаться в сторону политики?
Нет. Точно нет. Абсолютно точно.

Но ты очень открыт разговорам на политические темы, как бы то ни было.
Да, и так было всю мою жизнь. Не чувствую это как ответственность; просто я такой, какой есть. Например, сетевой нейтралитет: это – что-то, что на коренном уровне затрагивает каждого в стране. Невзирая на политические взгляды. Вот что мне действительно глубоко небезразлично. Причина, по которой мне это небезразлично – это то, что это позволило мне открыть вторую главу в жизни.

В 2000 году я был бывшим ребёнком-актёром, от которого отвернулась удача, затем я стал писателем, затем – успешным писателем. И у меня снова начали появляться возможности стать актёром. И мне больше не нужно было ждать какой-либо корпорации или канала или продюсера, дабы получить разрешение на оттачивание своего мастерства. Я мог делать это самостоятельно, и я мог передать это публике, и был в силах сделать это без поддержки каналов, к которой обычно прибегают при раскрутке. На каждый искусственно созданный бойз-бенд приходится одна добротная группа, исполняющая песни а-капелла, которая может записываться на Youtube, выкладывать записи на Bandcamp и использовать Brown Paper Tickets для турне, и это пугает бизнес до смерти. Я сижу и разговариваю с тобой, и готовлюсь к старту «Проекта Уила Уитона» потому что интернет позволил мне дойти до такой точки карьеры, откуда я мог бы начать всё заново. Я не хочу быть последним человеком, который бы это понимал. Мне хочется существовать ради других людей.

Если бы ты мог сыграть самого себя в каком-то одном фильме про супергероев, какую выдуманную вселенную ты бы выбрал?
Боже, понятия не имею. Это серьёзно – Да и что бы я вообще с этим делал? Вот если бы представился шанс выступить в какой-то роли немного масштабнее, чем роль самого себя, я бы не прочь стать голосом Мэтью-ворона из комиксов про Песочного Человека.

В день, когда мы, наконец, получим сериал про Песочного Человека на канале HBO, выиграют все. Это будет что-то.
Нил Гейман (автор комиксов про Песочного Человека) – мой очень хороший друг, и я попросил его сказать мне начистоту: «Что со сценарием?». Он, типа, «Тебя он не разочарует». Такой ответ мне и был нужен.

Полагаю, мы закончим вопросом, что смотрят твои дети? В каких вещах для гиков ты был бы рад их увидеть?
Мой сын Нолан на самом деле не большой фанат научной фантастики и фэнтези. Он помешан на фитнессе. Он – личный тренер и консультант по диете. Он без ума от фитнесса. У него есть сертификаты на всякие такие разные вещи, и он проделал много работы, чтобы узнать, как питание влияет на тело. Я привил своим детям это представление о том, что любить что-то нужно покуда… — берёшь этого долбаного кролика за сараем и тискаешь его до смерти! Вот как нужно что-то любить! А затем берёшь труп этого кролика, идёшь к другим людям и начинаешь, «Эй, заведите себе такого, это же здорово! И если вам понравится возиться даже с этим трупом, то впереди вас ждёт ещё куча кроликов!»

Оцени материал!
2
Комментариев еще нет, Вы можете оставить первый!
Вы не можете оставлять комментарии. Пожалуйста, пройдите авторизацию.
Загрузить изображение
Вставить ссылкой
Прикрепить видео Поддерживается YouTube, Vimeo или Coub