Лого TVGuru.ru

Что будет в следующем эпизоде Игры Престолов

  • 0
  • 1
  • 513

Поделись с друзьями:
Что будет в следующем эпизоде Игры Престолов

Для тех, кто не может прожить без серии «Игры Престолов» даже неделю, сайт Vulture представил эпизод, который мог бы выйти в эфир воскресным вечером, основываясь на том, что можно вывести из книг. Приносим извинения Джорджу Р.Р. Мартину за надругательство над его произведением и просим прощения у Дэвида Бениоффа и Дэна Вайсса, если мы подберёмся слишком близко к тому, что они заготовили для нас в следующих сериях – это наша лучшая догадка о том, что могло бы произойти между седьмым и восьмым эпизодом четвёртого сезона.



Для тех, кто не может прожить без серии «Игры Престолов» даже неделю, сайт Vulture представил эпизод, который мог бы выйти в эфир воскресным вечером, основываясь на том, что можно вывести из книг. Приносим извинения Джорджу Р.Р. Мартину за надругательство над его произведением и просим прощения у Дэвида Бениоффа и Дэна Вайсса, если мы подберёмся слишком близко к тому, что они заготовили для нас в следующих сериях – это наша лучшая догадка о том, что могло бы произойти между седьмым и восьмым эпизодом четвёртого сезона.

Утро. Дредфорт. Рэмзи вручает Теону\Вонючке чистую одежду и тот начинает медленно, с болью, одеваться, с опасением посматривая на своего «господина», настаивая «Я не Теон Грейджой, милорд. Я Вонючка. Ваш верный Вонючка». Рэмзи смеётся. «Ты Вонючка. Ты всегда останешься Вонючкой, как бы не хотел. Но ты будешь притворяться принцем. Теоном Грейджоем, из Айронборна». Теон\Вонючка выглядит поставленным в тупик. Рэмзи начинает объяснять. «Мы планировали, что ты будешь нашим заложником. Мы собирались продать тебя. Но ты слышал милорда, моего отца – мы отправляемся в Ров Кейлин. Я дам тебе лошадь. Дам тебе знамя. Ты отдашь нам Север. А затем он отдаст мне свой титул». Рэмзи подходит к карте. «Наши войска окружены к югу от Перешейка. Есть только одна дорога». Он указывает пальцем. «К востоку – море, на западе – топи. Эта дорога является единственным путём на север, а эти три башни закупоривают её конец. Тебе нужно откупорить эту бутылку». Теон\Рик начинает смутно узнавать. «Я уже шёл по этому пути…?» А затем качает головой, в ярости. «Нет. Нет. Это был какой-то другой человек.», усмехается Рэмзи. «Теон был здесь раньше. Теон знает эти башни. Вот Пьяная Башня. Вот Детская Башня. Вот Воротная Башня. Робб Старк однажды удерживал её, вместе с милордом, моим отцом. Теперь она кишит железнорожденными. Но они падут ниц перед своим принцем. Ты скажешь им, что я милосерден. Я ведь милосерден, не так ли?» — «Да, милорд» — «Ты будешь искушён возможностью предать меня. Человек бы восстал против меня. Но мы же знаем, чем ты являешься, правда?» Теон\Вонючка опускает голову и кивает. Рэмзи поправляет ему воротник. «Стой прямо. Теон бы гордился.»

Утро. Орлиное Гнездо. Санса\Алейна успокаивает осиротевшего сына Лизы Аррен, Робина, который всхлипывает, и покидает его комнату. Мизинец ждёт за дверью. «Какая-то ложь – во благо», говорит он ей. «Лучше пожалеть мальчика». Санса начинает разворачиваться. Мизинец хватает её за руку. «Эта маленькая ложь может спасти нас», многозначительно говорит ей он. «Или нам с тобой придётся покинуть Орлиное Гнездо тем же путём, что и Лиза». Санса смотрит на него без эмоций, как она уже научилась с Ланнистерами. Мизинец продолжает. «Скоро придут люди, которые захотят услышать, что ты можешь сказать о смерти Лизы». Санса на мгновение выглядит испуганной. «Немудрено, что ты немного боишься», приободряет он в спешке. «Ты стала свидетельницей жуткого происшествия, её ошибки». Санса перебивает его «Вещи, о которых она говорила…» — «Бредни», Мизинец пренебрежительно взмахивает рукой. «Моя жена сошла с ума. Ты сама это видела». Она кивает и уходит прочь, но не выглядит убеждённой.

День. Речные Земли. Бриенна и Подрик идут через рыбный рынок в Девичьем Пруду, где находят местного лорда вершащим правосудие. У воды установлена платформа, где Лорд Тарли смотрит свысока на людей, обвиняемых в совершении преступлений, и рядом виселица на двадцать человек, некоторые места которой уже заняты. Один из осуждённых кричит, «Я никого не трогал, милорд! Я только взял то, что септоны оставили после себя, пустившись наутёк». Лорд Тарли жесток. «Есть такой обычай – оставлять вора без пальцев. Отрубить ему большие пальцы», говорит он страже. Пока рыдающего мужчину оттаскивают, Тарли смотрит на Бриенну, хмурясь. «Миледи. Чему мы обязаны такой… честью?» — «Милорд Тарли. Меня послали найти… найти…» Бриенна колеблется, и очевидно, что этот человек пугает её. «Как ты найдёшь кого-то, если не знаешь его имени?» А затем, внезапно, «Тебе никогда не следовало покидать покоев своего отца. Тебе никогда не следовало ни надевать броню, ни прикасаться к мечу. Это война, а не праздник урожая! Иди куда угодно и делай что хочешь, но когда тебя изнасилуют, не проси меня о правосудии». Подрик взглядом говорит Бриенне «Что с ним не так?», а Бриенна точно так же, без слов, отвечает «Это бессмысленно, пошли дальше», и они продолжают свой путь.

Оглядываясь назад, Бриенна замечает, что один из рыцарей Тарли следует по пятам. «Кто это?», спрашивает её Под. — «Сэр Хайл Хант. В Хайгардене, когда Король Ренли созвал свои войска, некоторые из тех, кто прибыл, играли со мной в игру. Сэр Хайл был одним из них. Это было жестоко, болезненно и не по-рыцарски». Она, кажется, сомневается – следует ли ей делиться своей болью с Подриком? Она решает довериться ему. «За мной никогда не ухаживали. Но в лагере Ремли ко мне были очень добры, и я этого не ожидала. Один принёс мне цветы. Другой пел песни о любви. Сэру Хайлу удалось перещеголять их всех. Он говорил со мной. С ним я смеялась. И он даже тренировался со мной однажды, что значило больше, чем всё остальное». Подрик улыбается, думая, что это – история любви. Бриенна продолжает, качая головой. «Но я отвергла их. Отвергла всех. Каждый раз, когда какой-то незнакомый рыцарь делал мне комплимент, мне хотелось закричать, “Что тебе от меня надо?”. Лорд Тарли со временем позвал меня к себе. Он сказал, что рыцари делали ставки на то, кто из них лишит меня девственности. Он положил конец этому спору, так как ставки становились слишком велики, и применение насилия одним из участников спора было лишь вопросом времени». Подрик больше не улыбается. «Лорд Тарли обвинил во всём меня. И сказал, что если у меня ещё осталась хоть капля уважения к себе или чести своего Дома, я должна вернуться домой и умолять отца найти себе мужа». Лицо Бриенны помрачнело. «Но я пришла сражаться. Быть рыцарем».

День. Королевская Гавань. На фоне тронного зала, Томмен играет с котёнком. «Предай мышь правосудию!» говорит он ему. Оберин заходит в зал и усмехается. «Так вот каково это – быть королём?» думает он про себя. Томмену он говорит, «Известно ли тебе, что по закону, Железный Трон должен перейти к твоей сестре, Мирцелле?» Томмен выглядит смущённым. «По закону?» спрашивает он. «По Дорнийским законам, да», говорит ему Оберин, добрым, но настоятельным тоном. «Она старше тебя. И, так уж складываются обстоятельства, что Мирцелла сейчас в Дорне». Входит Серсея и, заслышав этот разговор, спрашивает, «Что это значит?». – «Мне интересно, что бы ты делала, если б Дорн короновал Мирцеллу, признав её правящей королевой? Ты говоришь, что скучаешь по ней. Но защитила бы ты её?». Серсея выглядит сердитой, заинтригованной и недоверчивой. «И что насчёт Томмена?» — великодушно жестикулирует Оберин, «Томмену можно было бы отдать Утёс Кастерли. Он был бы лордом под стать остальным в королевстве. Но разве ты не согласишься, что Мирцелла является законной наследницей?». На мгновение выражение лица Серсеи меняется – она не рассматривала собственную дочь в качестве королевы, неужели теперь слишком поздно? И может ли это навлечь войну? Она пожимает плечами. «Сейчас не время» — «Да, я знаю», улыбается Оберин. Он знает, как и мы, то, чего не знает Серсея – что он на стороне Тириона. «Давай поговорим после суда» — «Да, давай».

Первая волна посетителей входит в Орлиное Гнездо. Лорд Нестор Ройс вместе со своей свитой в двенадцать рыцарей и тяжеловооружённых всадников. «Лорд Нестор, Верховный Стюард, вы помните Алейну, мою племянницу?» Мизинец представляет Сансу, которая делает реверанс, но не говорит. «Будь хорошей девочкой и отведи Лорда Робина в Залу, для приёма гостей». Она кивает, и идёт в комнату Робина. Он выглядит, словно всю ночь рыдал. Его глаза красные и заплаканные, нос – набухший и забитый. «Приготовь умывальник», командует она слуге, и начинает вытирать Робину нос. «Лорд Нестор Ройс приехал из Лунных Врат, чтобы повидаться с тобой», говорит она ему. «Я не хочу его видеть», сопит Робин. «Я хочу сказку». – «После», говорит Санса, любезно. «Сначала ты должен увидеться с Лордом Нестором». – «Мама говорила, что он жуткий». – «Ты скучаешь по ней, я знаю», пытается Санса. «Я тоже её любила». Ложь, но с добрыми намерениями. Она надевает на него мантию. «Вот. Теперь ты выглядишь как настоящий лорд». Она берёт его за руку и ведёт в Залу. Он выглядит словно потерянный маленький мальчик.

Позже, Мизинец переговаривается с Лордом Нестором Ройсом, а Санса сопровождает их. «Это ещё не конец», говорит Лорд Нестор Мизинцу. «Мой племянник хочет допросить тебя». — «Да, да, и Саймонд Темплтон присоединится к нему, и Леди Уэйнвуд тоже», вступает Мизинец. «И Лорд Белмор, юный Лорд Хантер, Хортон Редфорт, Сэм-Силач, Толлеты, Шетты, Колдуотеры, кое-кто из Корбреев». Ройс впечатлён. «Что ты собираешься делать?» — «А что я могу сделать?» Мизинец не спеша перемешивает угли в камине кочергой, а затем идёт к сундуку, откуда достаёт пергамент. «Милорд, это в знак любви миледи к Вам». Ройс разворачивает пергамент. «Здесь есть печать Аррен, но подпись…» — «Лиза пала до того, как документ мог быть предоставлен ей на подпись, поэтому я подписал его сам, как Лорд-Протектор», беспечно добавляет Мизинец. Ройс сворачивает свиток, и скрепляет его – он ждал его очень долго. «Так поднимем же тост, милорд», предлагает Петир. «За Дом Ройсов, Хранителя Лунных Врат… ныне и на века!» Ройс с радостью опустошает кубок и направляется к выходу. Когда он скрывается из виду, Мизинец хватает запястье Сансы. «Ты понимаешь, что здесь произошло?» Санса сомневаясь, «Ты отдал Лорду Нестору Лунные Врата, чтобы заручиться его поддержкой» Мизинец кивает, гордясь своей ученицей. «Ты мог бы сделать так, чтобы Лорд Робин подписал документ, но вместо этого…» — «Я подписал его сам. Почему?» — «Для того, чтобы в случае твоего свержения или… или убийства…» — «Его клятва Вратам будет непременно поставлена под вопрос» . Мизинец ухмыляется, довольный собственным умным трюком, гордый за Сансу, что та поняла его суть. Сама же Санса, как бы то ни было, не выглядит довольной.

Ночь. Речные земли. Бриенна и Подрик проходят мимо тлеющего костра. «Ау!», кричит Подрик. «Есть тут кто?» — «Тихо», говорит Бриенна, хватаясь за меч. Появляется запачканный человек. Она узнаёт его – и мы тоже. Он – один из людей Локка. «Снова ты, женщина? Что, скучала по нашим милым лицам?» — «Не подходи», настаивает она. Ещё двое появляются из листвы, сверкая лезвиями, и она оказывается загнана в угол. «Брось этот хорошенький меч на землю, и мы будем нежны с тобой, женщина», угрожает один из них. Она готовится к атаке и заносит меч для удара. «Твоя очередь», говорит она второму человеку. Подрик бросает камень, попадая одному из них по голове. Бриенна не медлит – она налетает на третьего, полоснув его по щеке, а затем отрубив ему руку. «Это за Джейме!» — кричит она. До того, как они покидают поле боя, рыцарь, следовавший за ними вдалеке, приближается. «Сэр Хайл Хант. Приказал ли Вам Лорд Рэндилл Тарли преследовать нас?» — спрашивает Бриенна. «Он приказал мне держаться от Вас подальше. Лорд Рэндилл придерживается мнения, что Вам не повредит жёсткое изнасилование». Он усмехается, но она сердится, «Тогда зачем Вы следовали за нами?» — «Выбор был между этим или возвращению к охране ворот», ухмыляется он, замечая её осторожный взгляд. «Соблюдайте дистанцию, сэр. Мне не требуется Ваш род… защиты».

Ночь. Чёрный замок. Мейстер Эймон подходит к Джону Сноу и Сэму Тарли. «Если у нас недостаточно людей, достаточно ли у нас соломы?» Джон и Сэм озадачены. «Сделайте солдат из соломы», распоряжается мастер. «Оденьте их в чёрное. Поставьте их на позиции, где не хватает людей». Джон и Сэм начинают подсчитывать людей, вешать на них одежды Ночных Стражей, расставляя их по крышах башен и домов, чтобы улучшить численность. «Пугала», замечает Сэм, и Джон улыбается, хотя его ухмылка быстро испаряется как только они приступают к работе над соломенными солдатами. К некоторым даже прикреплены копья или арбалеты. Кто-то другой выкрикивает поручения: «Смолу на воротник! Масло на ступени!» — «Думаешь, это поможет?», спрашивает Сэм. «Мы можем только надеяться», отвечает Джон, украдкой глядя на Призрака в конуре.

Ночь. Где-то неподалёку от Речных земель. Арья подёргивается во сне. Мы видим её сон, так же, как видели сон Брана. Ей снятся волки. Огромная стая волков, с ней во главе. Нимерия. В своём волчьем сне она что-то чует. По берегам реки лежат мертвецы. Её братья и сёстры разрывают их плоть. Она голодна и тоже хочет есть, но её манит только запах. Она плывёт, следуя за своим носом. Она видит белое создание, лежащее лицом в грязи. Мёртвая плоть. Звук приближающихся лошадей заставляет её обернуться. Глаза Арьи открыты.

Оцени материал!
1
Комментариев еще нет, Вы можете оставить первый!
Вы не можете оставлять комментарии. Пожалуйста, пройдите авторизацию.
Загрузить изображение
Вставить ссылкой
Прикрепить видео Поддерживается YouTube, Vimeo или Coub